Решаем вместе
Знаете, как улучшить работу музея? Напишите — решим!

Авторские статьи

«Клуб общества приказчиков в доме П.М. Мачехина».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
271432929 1556517888036864 5570035737736249496 n
Прочитал статью в Мичуринской правде «Как в Козлове-Мичуринске более ста лет назад отмечали Новый Год и Рождество». Автор пишет: «Например, новый 1914 год весело и бурно отмечали в клубе приказчиков — так до революции называли торговых служащих в купеческой лавке, а также помощников хозяев и управляющих. Современный аналог этой должности — продавец. Сам же клуб, как указывает краевед Михаил Белых в своей книге «Привет из Козлова», располагался в доме купца Мачихина, напротив Покровского кафедрального собора, разрушенного в 1936 году. Сейчас место, где стоял храм, носит название — площадь имени Ивана Мичурина. Здание, в котором помещался клуб приказчиков, сохранилось и до наших дней, его современный адрес: Советская, 310».
Многие горожане, задавая вопросы по истории этого дома, называют его клубом приказчиков. Но это только маленькая, почти незаметная часть более чем полуторавековой истории этого дома. Кстати, до революции 1917 года этот дом жители Козлова так не называли.
В дореволюционной России, ни одно торговое заведение не могло быть открыто без того, чтобы при нём не состоял зарегистрированный приказчик 1-го класса (если только эти функции не брал на себя сам хозяин торгового заведения). Поэтому, купцы, имевшие несколько лавок или магазинов, для ведения торговых дел, вынуждены были нанимать себе в помощники приказчиков. В городе Козлове, имеющем большое торговое значение, они составляли значительную часть служащих.
В то время существовало официальное подразделение на приказчиков 1-го класса (главных приказчиков) и 2-го класса (всех прочих), с которых взимались определенные сборы в казну: для 2-го класса - порядка нескольких рублей в год, для 1-го - нескольких десятков рублей, в зависимости от оборотов хозяйской фирмы. Часто эти расходы принимал на себя хозяин. Были случаи, когда купцы, не желая платить положенных сборов, старались скрыть факт службы у него приказчиков, нанимая их без соответствующих договоров. Конечно же, все это время от времени, все это порождало между хозяевами и их приказчиками массу конфликтов и споров. Для урегулирования спорных ситуаций, в Козлове, как и во многих городах Российской Империи, был основан профессиональный союз приказчиков - общество взаимного вспоможения приказчиков, устав которого был утвержден товарищем министра внутренних дел 9 (22) июля 1895 года.
Круг деятельности общества был довольно широк. Оно выдавало ссуды и пособия, подыскивало вакансии и временный приют для утративших место работы, способствовало в получении льготной медицинской помощи своим членам и их семьям.
Многое делалось и для организации культурного досуга приказчиков. Так, летом 1912 года среди членов козловского общества взаимного вспоможения приказчиков возникла мысль о создании своего клуба.
В воскресенье 24 июня (7 июля) 1912 года состоялось общее собрание, на которое явилось 64 человека. Открылось оно около 1 часа дня (хотя назначено было в 12 часов), кончилось в 2 часа. Председателем собрания был избран А.В. Токарев, секретарем Ф.М. Луговенко.
После этого был выслушан и утвержден устав вновь открываемого клуба. Ранее предполагалось отделить клуб от общества, считая тот и другой различными учреждениями. Согласно новому уставу, клуб открывался обществом и между ними устанавливалась тесная связь. На открытие клуба у общества имелось 2000 рублей, сверх того 10000 рублей было собрано учредителями. После чего, обществу оставалось только отыскать помещение, составить смету и пр. 27 июня (10 июля) в 7 ½ часов, в помещении правления в доме Дерибизовой, было назначено собрание учредителей клуба для выбора старшин и ревизионной комиссии.
На этом собрании было определено число старшин (8 и 2 кандидата), после чего приступили к длинной процедуре выборов. «Во избежание каких-либо нареканий», имена старшин, сперва намечали записками, после чего баллотировали шарами. В старшины были выбраны: А.В. Токарев, Л.Д. Полянский, В.М. Придорогин, Ф.М. Луговенко, К.Н. Попов, Н.И. Тарасов, Н.Е. Эктов, А.К. Толмачев. Кандидаты: Д.П. Полубков и А.А. Дорохов. В ревизионную комиссию были выбраны: Ф.И. Воронов, И.А. Овсянников и А.Г. Штробель.
Старшины нового клуба общества приказчиков были заняты разрешением довольно трудной для Козлова задачи – подысканием помещения. Из всех домов, наиболее подходящими для клуба были признаны, три: дом Мартынова на площади, против коммерческого училища), дом Трехгорного товарищества (бывший Юрьева) и дом Мачехина, который соглашался сдать все три этажа, при том, однако, условии, если клуб даст обещание существовать 6 лет. Старшины подобной гарантии, разумеется, давать не желали, хотя и надеялись на полный успех своего дела.
Главный и сложный вопрос о здании отодвинул на второй план все остальные заботы, о которых делаются пока лишь предположения. Говорили, что буфет будет содержать то же лицо, что и в «общественном собрании»; предполагали устроить сцену для спектаклей и концертов и пр. и пр. Старшины получали массы заявлений о желании вступить членами в новый клуб. Среди желающих встречались и члены старого клуба. Факт этот лишний раз подчеркивал необходимость и жизнеспособность молодого клуба. Вскоре должно состояться заседание совета старшин, а потом и общего собрания, на которых будут обсуждаться все намеченные вопросы.
Постепенно выяснилось, что из двух домов, Мартынова и Мачехина, большинство старшин склонялись в пользу последнего. Поэтому настоятелю Покровского собора, протоиерею Сперанскому, было подано заявление, о разрешении открыть в этом доме (находящемся против Собора) клуб с буфетом, на что и был получен утвердительный ответ.
С таким же ходатайством старшины обратились в акцизное ведомство. Дом Мачехина - особняк в 2 ½ этажа. Владелец предложил его за 1600 рублей в год, включая сюда и плату за все переделки. В нижнем этаже предполагалось поместить бильярд и столовую, в среднем – зал для игры в лото, гостиную и читальню, в верхнем – танцевальный зал (24х13 аршин) с маленькой сценой для спектаклей. Освещаться клуб должен был электричеством.
12 (25) августа в помещении общества приказчиков, было назначено общее собрание членов для рассмотрения сметы и выбора помещения. На это собрание, несмотря на проливной дождь, явилось 59 человек. Заседание открыли около часа дня. Председателем, после долгих упрашиваний, единогласно избрали Л.Д. Полянского, секретарем С.М. Заева. Из доклада совета старшин выяснилось, что для клуба имеются в виду уже два, а не три помещения, как было ранее: дом Мачехина, против Собора (3 этажа) и дом Мартынова, около Пушкарской церкви. Плата за последнее 2500 руб. Первая квартира гораздо более подходила для клуба, так как расположена в центре города, да и просторна. Мартыновский же дом слишком далек от центра. Но к аренде дома Мачехина было одно препятствие: в нем могли не разрешить буфета с крепкими напитками, потому что он от собора всего в 30 саженях, а по закону для торговли крепкими напитками нужно было расстояние не менее 40 сажень. Однако, это препятствие было не непреодолимо и возможность выхлопотать разрешение на буфет все же была.
Из прений выяснилось, что, большинство участников собрания, оказалось за дом Мачехина.
По второму пункту Л.Д. Полянским зачитан доклад и предполагаемую смету клуба. Расход исчислялся в сумме 5041 рубль, приход 3930 рублей.
В расход были включены меблировка, покупка бильярда и проч. Всего клубу нужно было от общества 4000 рублей, чтобы можно было начать дело.
Эти деньги, как полагали, скоро должны были быть возвращены клубом с избытком. Смета составлена до 1 (14) января 1913 года, конечно только в приблизительных цифрах.
Собрание единогласно постановило: «предоставить правлению до 4000 рублей на оборудование клуба». Собрание закрыто во 2-м часу дня.
Как уже говорилось, главным препятствием к открытию клуба в доме Мачехина служило его близость от Собора. Но старшины отыскали сенатское разъяснение, говорящее, что 598 ст. устава об акцизных сборах (запрещающая устройство буфетов, отстоящих от церкви менее, чем на 40 саж.) не распространяется на буфеты клубов и общественных собраний. Один из старшин, А.К. Толмачев, решил съездить в Тамбов для личных переговоров по данному вопросу.
Наконец, Акцизное ведомство прислало, свое согласие на открытие клуба в доме Мачехина. Окончательное разрешение этого вопроса зависело теперь только от министерства внутренних дел. Вскоре и оно было получено.
Итак, что же представляло собой здание клуба перед своим открытием. По словам современника: «Нельзя было сказать, чтобы оно отличалось простором: в нём, во всех трех этажах, не считая коридоров и кухни, 11 небольших комнат. Зато в нём имеется все необходимое количество комнат, с удобством расположенных и со вкусом отделанных. Зал, в который во время спектаклей, концертов и лекций не должен проникать извне ни один звук, изолирован от комнат, в которых постоянно царит оживление: зал находится в верхнем этаже, столовая и карточная – в среднем, а биллиардная, где более всего бывает шумно, удалена в нижний этаж. Изящен фасад сцены, убранный декоративными украшениями работы Л.М. Малыхина. Помещение кухни в санитарном отношении оборудовано безукоризненно, даже с некоторой претензией на комфорт. В верхний этаж ведет красивая несгораемая лестница. В общем, помещение производит благоприятное впечатление. Думаем, что если заправилы клуба сумеют выполнить его высокое назначение, то и в тесном помещении его членам, этим рабам прилавка, на трудовые гроши которых он возник, будет отрадней, чем в апартаментах, где царят простор и роскошь, но куда собираются только ради азарта, чревоугодия и флирта».
И вот, долгожданный день наступил, в воскресенье, 11 (24) ноября 1912 года, общество приказчиков торжественно отпраздновало открытие своего клуба. В 6 часов вечера протоиереем Сперанским, при участии всего соборного причта и при пении хора этой же церкви, был отслужен молебен. После молебна всем членам и приглашенным на торжество было предложено угощение. Через все пространство нижнего зала стоял стол, роскошно сервированный и обильно уставленный разными горячими и холодными закусками, фруктами и напитками. Старшины радушно угощали всех посетителей. Посетителей было столько, что два больших зала и до десяти других комнат не могли вместить всех: многие в начале вечера принуждены были или оставаться в коридорах или стоять в дверях. С 9 часов начались танцы и продолжались до 2 часов. Все посетители с большой похвалой отозвались об оркестре Кауфмана. Много аплодисментов выпало на долю любительского оркестра балалаечников. Читальная комната все время была битком набита просматривающими журналы и газеты. Приятной особенностью для посетителей оказалось то, что открытие клуба обошлось без всяких «клубных» инцидентов; но и этого было мало - незаметно было даже пьяных, несмотря на то, что буфет торговал на славу. По всему было видно, что каждый не для кутежей шел на этот вечер. Многие пришли с семьями и, сидя в столовой в обществе своих домочадцев и друзей, ужинали и закусывали по-семейному. Великолепная обстановка помещения, радушное и предупредительное отношение со стороны старшин, чисто товарищеские отношения между посетителями, независимо от принадлежности к различным слоям общества и простота в обращении на всех произвели прекрасное впечатление.
Второй танцевальный вечер в клубе приказчиков, состоявшийся 14 (27) ноября, прошел людно и оживленно. Кроме членов на вечере было до 100 посетителей по разовым билетам.
В воскресенье 18 ноября (1 декабря) танцевальный вечер в клубе общества приказчиков прошел так людно, что, не считая членов клуба и посетителей по годовым билетам, которые все посетили этот вечер, перебывало свыше 200 посетителей по разовым билетам. Танцы прошли очень оживленно и затянулись до 3 часов. На всех посетителей вечер произвел прекрасное впечатление.
На страницах «Козловской газеты» было высказано, однако, пожелание, чтобы «совет старшин, кроме танцевальных вечеров, устраивал музыкальные вечера. Танцы можно начинать по окончании программы. Несправедливо оркестр, пригодный для концертов, заставлять исполнять пьесы пригодные только для танцев и вовсе не интересные для слуха. Нет сомнения, что назначение настоящего клуба заключается не только в том, чтоб дать его посетителям приятно провести время. Главной задачей его, несомненно, должно быть развитие в посетителях эстетических потребностей, имеющих воспитательное значение. Да, наконец, одни танцы в течение всего вечера могут скоро наскучить».
Для привлечения публики была приглашена театральная труппа. Спектакли должны были ставиться 4 раза в неделю. Сцена клуба приказчиков была сдана антрепренерше Бузулукского театра З.Е. Евгеньевой. Труппа состояла из 40 че-ловек и должна была играть одновременно в Бузулуке и на сцене клуба приказчиков – сначала в Козлове должна была играть одна часть труппы, затем уезжала бы в Бузулук, а на её место прибывала бы вторая половина.
Открытие зимнего театрального сезона состоялось среду 21 ноября (4 декабря). Товариществом драматических артистов под управлением З.Е. Евгеньевой была представлена «в первый раз на здешней сцене» новая пьеса Якова Гордина «Сиротка Хася», драма в 4-х действиях, перевод Юлина. Бальная музыка под управлением Кауфмана.
23 ноября (6 декабря) была представлена «в первый раз на здешней сцене новинка сезона, пьеса в 3-х актах и 4-х картинах, по рассказу А.П. Чехова, инсценированная Л.Толстым «Черный монах». Бальная музыка под управлением Кауфмана.
25 ноября (8 декабря) были показаны: 1. «На самом дне», миниатюра в 1 действии Макса Мордей, перевод Рубенса Чинарова. 2. «Без ключа», миниатюра в 1 действии Аркадия Аверченко. 3. «Волшебный вальс» водевиль с пением Анатолия Шмитгофа.
Товариществом драматических артистов дирекции З.Е. Евгеньевой при благосклонном участии М.М. Вольфа, в четверг 29 ноября (12 декабря) было показано два представления. Новая пьеса репертуара Московских театров. 1. «Жизнь уходит» драма в 3-х актах А. Вершинина; 2. «За компанию» комедия-шутка в 1 дей-ствии Лисенка-Коныча. После спектакля начинались танцы.
В воскресенье 2 (15) декабря была исполнена Лисенка-Коныча «Жена с того света».
Несмотря на успех театральных постановок, по городу стали циркулировать слухи, что старшины приказчичьего клуба думают прекратить постановку спектаклей в клубе, под тем предлогом, что спектакли «отбивают» публику от лото и буфета и тем наносят материальный ущерб клубу. По этому поводу появилась заметка в газете «Козловская жизнь» следующего содержания: «Неужели гг. старшины думают превратить приказчичий клуб в кабак? Но, тогда судьба клуба, несомненно, будет печальна! Нам известен ряд фактов закрытия приказчичьих клубов, думавших обойтись, в своей деятельности, лото, картами да попойкой. Все такие клубы были закрыты после ряда скандалов. В отношении же к труппе г-жи Евгеньевой, несомненно, привлекающей в клуб публику своей хорошей игрой, клуб не только не должен бы выражать недовольства тем, что она отнимает у клуба часть помещения, а обязан быть благодарным ей. Г-жа Евгеньева в добавок, платит клубу 15% со сбора, когда, по всей справедливости, помещение для театра должно бы быть предоставлено клубом бесплатно. Ведь ничего же не получает с помещения для библиотек!... Думается, что все эти слухи о недовольстве старшин театром ни на чем не основаны, тем более, что еще до открытия клуба совет старшин озаботился устройством сцены и приглашением труппы».
9 (22) декабря соединенною труппою драматических артистов З.Е. Евгеньевой и приглашенною труппою Н.Н. Ордынского в клубе был поставлен спектакль «Кровавые миллионы» («Золотая грязь») пьеса в 5 действиях сочинения А.А. (Ч-на).
16 (29) декабря на сцене клуба приказчиков была поставлена драма Пшебышевского «Грех». Приведем рецензию на этот спектакль, опубликованную в газете «Козловская жизнь»: «Говорить о достоинствах пьесы излишне – за это лучше всего говорит имя автора. Личное впечатление от пьесы самое прекрасное. В ней много интересных психологических моментов. В ней почти каждое слово наводит на мысль, заставляет думать. Исполнение пьесы прошло так, что лучшего и желать трудно. Чудно провел роль Леонида М.М. Вольф. Местами он был настоящим художником. Глубокое впечатление от его игры осталось в сцене первого объяснения Леонида с Гадасей. Его достойной партнеркой была г-жа Андросова в роли Гадаси. Это – даровитая артистка, с разносторонним талантом. Ей место в большой труппе и не на такой миниатюрной сцене, как сцена клуба. Очень хорошо провел роль Мариама г-н Гладков. В заключение остается сказать спасибо режиссеру Вольф за постановку такой содержательной пьесы и пожелать ему на будущее время держаться такого же направления при выборе пьес. «Грех» была первая пьеса, на которой мы за весь сезон отдохнули душой».
В этом же номере газеты читаем: «Театр. Дикое постановление. Вчера, когда номер уже был набран, мы получили сообщение, что совет старшин клуба приказчиков постановил отказать труппе и заменить её кинематографом. Итак, долой Мельпомену, да здравствует Глупышкин, Пренс и Линдер!..».
И опять заметка из газеты «Козловская жизнь»: «Кинэ-бесие. Увлечение кинематографией начинает захватывать и общественных деятелей. Такой печальный факт приходится констатировать у нас в Козлове: Совет старшин клуба приказ-чиков постановил игравшую на сцене клуба труппу заменить кинематографом. Против власти кине-бесия не могли устоять и они, общественные деятели, взяв-шие на себя обязанность прививать народу всё доброе, разумное. Власть кинематографа повсюду велика. Вопит вся провинциальная печать от тех глупостей и ужасов, какими кинематография пичкает народ. Вопит о том, что кинематография отвлекает народ от театров, где царит святое искусство, слышится живое слово. В провинциальных газетах пестрят фельетоны с заголовками: «море глупостей и ужасов», «царство электричек», «электро-ужасы». Но в настоящем случае не так страшна власть этих глупостей и ужасов. Страшно, что власти их поддались заправилы такого симпатичного учреждения, как клуб приказчиков. Страшно, что старшины изгнали из клуба то, что, главным образом, оправдывало его назначение. Изгнали здравой логике вопреки. Никакие доводы, а в особенности – материального свойства, приведённые за упразднение спектаклей, не могут быть состоятельными. Своим постановлением старшины, даже в глазах доброжелателей клуба, невольно роняют его престиж, как демократического учреждения. А о врагах и говорить нечего: у них теперь имеется большой козырь в руках. Мы на клуб приказчиков смотрим как на самое симпатичное учреждение. Мы твёрдо верим в будущее клуба и с радостью отмечаем всё, что есть в нём хо-рошего в настоящем. Мы также с прискорбием отмечаем все отрицательные явления, и великолепно понимаем, что одни из них покуда составляют неизбежное зло (игры и буфет со спиртными напитками); другие как, например, постановление, о котором у нас здесь идёт речь, - ошибки руководителей. Такие ошибки всегда поправимы и, несомненно, носят случайный характер. Но враги клуба радуются каждой ошибке и теперь говорят, что они были правы, утверждая, что в плебейских учреждениях не место культурным развлечениям. Теперь они могут сказать, что старшины сдались и пошли навстречу низменным потребностям своих членов и будут усугублять в них эти потребности. Обидно за режиссёра труппы М.М. Вольфа, принявшего безвозмездно на себя эту обязанность, а также и все расходы по постановке спектаклей. Человек трудился, покрывал убытки из собственного кармана, и за всё благое – изгнан. Для пополнения труппы он на святки выписал 6 человек артистов. А каково положение труппы, оставшейся без места среди сезона? В предпраздничное время, когда спектакли не давали сбора – клубцы пользовались её услугами; перед наступлением святок, когда дела труппы должны были поправиться, - ей отказали. Накануне выпуска номера от 19 декабря мы от режиссёра получили святочный репертуар, в который входили произведения Гоголя, Грибоедова, Островского, Горького, Андреева, Косорото-ва и много интересных новинок, и уже собирались поместить его в этом номере, как получили известие о постановлении старшин – отказать труппе и заменить её кинематографом. Эпидемия кине-бесия не пощадила и клуба приказчиков».
Было бы несправедливо не отметить, что большое внимание совета старшин было уделено клубному буфету. Арендатором буфета был известный кулинар А.С. Травин, получивший на выставке за кулинарное искусство большое количество медалей. На кухню были приглашены лучшие повара. При буфете имелся собственный погреб русских и иностранных вин. Цены на все были очень умеренные.
Чем же потчевали посетителей знаменитые кулинары? В день открытия клуба 11 (24) ноября, с 10 часов вечера были назначены ужины из 3-х блюд с бокалом шампанского ценою 85 копеек. Меню ужина составляли следующие блюда: 1) Осетрина Лютаньер 2) Жаркое тетерев. Соленье 3) Бомбе глесе Монтекристо.
14 (27) ноября в буфете клуба ужины из 3-х блюд с бокалом крюшона: 1) филе Кольберг, 2) севрюжка Грылье, 3) соус Равигот, 4) Гото Маркиз».
18 ноября (1 декабря) ужин со стаканом глинтвейна из 3-х блюд: 1) Навага в белом вине 2) Жаркое утка, соленье 3) Груша мельба 4) Глинтвейн.
21 ноября (4 декабря) ужин из 3-х блюд, за всё те же 85 копеек с бокалом пунша глясе: 1) Пуляр-де-Эстроган. 2) Стерлядь фри. 3) Яблоки по Венски. 4) Пунш глясе.
Объявление в газете было дополнено следующими «стихами»:
«Кто желает на славу угоститься,
тот должен в буфет клуба приказчиков явиться.
Тут угощу я вас на славу,
в меню ужина кушанья гастрономические поставлю».
В четверг 29 ноября (12 декабря) ужин из 3-х блюд с бокалом пунша преображенского: 1) Беф бутушен 2) Филе минер из наваги 3) груша ареонталь 4) пунш преображенский.
Это объявление сопровождала целая ода, посвященная клубу:
Недавно приказчичий клуб
В Козлове открылся у нас.
Ходите туда кто не скуп:
Меняют меню каждый раз.
Буфет там устроен на диво!
Порядки ведет кулинар;
Следит он ужасно ретиво,
Чтоб ставился свежий товар.
Поставлено дело роскошно.
Хоть дешево – мило зато,
Дивиться читатель там можно,
Играть и в картишки, в лото.
Сегодня меню – восхищенье:
На первое – беф-бетулин,
Не блюдо – одно объеденье,
Разгонит приказчичий сплин.
Второе – филе из мажора,
Все пальчики будут лизать;
Любой гастроном наш без спора,
Ему может честь оказать.
А третье, на сладкое – груша,
И пунш преображенский – ей-ей.
Отдать за него можно душу.
Полезней он разных сластей.
Обеду цена - удивленье,
Копеек лишь 85.
Конечно, дешевка! Сравненья
Не надо и стыдно желать.
Сегодня скорее спешите
Покушать приятного в клуб!
Знакомых, семейных ведите.
Спешите скорее вы в клуб.
13 (26) декабря ужин из 3-х блюд с бокалом глинтвейна: 1) севрюжка шамбор. 2) Котлеты Пожарские из кур. 3) Мороженое пролине. 4) Глинтвейн.
В воскресенье 16 декабря ужин из 3-х блюд с бокалом глинтвейна: 1) уха белая с расстегаями 2) Гусь с яблоками 3) Парфе флер д’оранж 4) Шоколад. Да, неплохо ужиналось «рабам прилавка».
3 (16) декабря в 1 час 35 минут дня в Козлов прибыл первый русский кругосветный путешественник г-н Степнов, побывший в течение 3-х лет во всех частях света. Г-н Степнов, начав путешествие из г. Москвы, посетил следующие страны: Германию, Австро-Венгрию, Болгарию, Сербию, Турцию, Македонию, Малую Азию, Сирию, Палестину, Нижний и Верхний Судан, Абиссинию, откуда морем возвратился в Месопотамию, а затем г-н Степнов посетил Персию, Индостан, о. Цейлон, острова Малаккские, Сиам, Аннам, Юго-Восточный Китай, Австралию, Японию и Сибирь и, заканчивающий свое путешествие прибытием в Москву. В течение свое трехлетнего путешествия г-н Степнов прошел пешком 13600 верст и 24000 верст, проехал на пароходах и по железной дороге. В газете «Козловская жизнь» сообщалась краткая биография столь редкого кругосветного путешественника: «Г-н Степнов потомок одного из ханов киргиз-кайсацкой орды. В 1897 году он принял православие и восприемниками его были: бывший епископ Оренбургский и Уральский Владимир и супруга бывшего наказного атамана Оренбургского казачьего войска (он же и губернатор) М.И. Барабаш. По окончании Оренбургского духовного училища г-н Степнов поступил в Оренбургскую духовную семинарию, а затем на Казанские миссионерские курсы, при Казанской духовной академии. Кончив курсы г-н Степнов назначен был в Оренбургскую епархию помощником епархиального миссионера, но на этой должности г-н Степнов почувствовал себя неудовлетворительным в знании Богословия, для чего и поступил в Московскую духовную академию. После трехлетнего пребывания в академии, он начал свое кругосветное путешествие. Средствами для путешествия г-ну Степнову служили чтение лекций и продажа фотографических снимков».
7 (20) декабря г-н Степнов прочитал в клубе общества приказчиков лекцию о своем путешествии и поделился впечатлениями с господами посетителями.
Газета «Козловская жизнь» оценила лекцию Степнова следующим образом: «Если к Н.В. Степнову, читавшему 7 (20)-го декабря лекцию в приказчичьем клубе, - предъявить требование, как к лектору вообще, то придется лекцию при-знать далеко неудовлетворительной. То обстоятельство, что г-н Степнов – не лектор, а просто путешественник, делящийся своими впечатлениями, и то, что он слишком плохо владеет русским языком, заставляет отнестись к нему очень снисходительно. В большей части лекция составлена неумело, неинтересно и прочтена сплошь плохо. Но если быть беспристрастным, то нужно сказать, что в ней есть и хорошие и интересные места. Интересно описано пребывание в Сиаме. Интересны впечатления лектора об отношениях к Росси славян, турок, японцев и персов, которые он вынес из непосредственных наблюдений на местах. Лекцию значительно оживлял хор певчих Пятницкой церкви под управлением Н.В. Никитина. Все номера пения были исполнены прекрасно. С наибольшим успехом была исполнена народная песня «В селе малом Ванька жил». Сбор был плохой, едва ли покрывший расходы по устройству лекции».
6 (19) декабря на первом маскараде приказчичьего клуба за вечер перебывало до 400 человек и, если бы позволило помещение, число их, вероятно удвоилось. Масок было около 15. Костюмов, отличающихся особой оригинальностью или красотою совсем не было. Из костюмов выделялись искусным выполнением «Косарь на отдыхе» и «Колдунья». Были две злободневных маски – «Разбитая Турция» и «Солдат из Наполеоновской армии во время бегства из России». Красивее других были костюмы: «Испанка», «Цыганка», «Пустая мельница» и «Паж». У «Колдуньи» грим был выполнен артистически. У «Косаря на отдыхе» всё, начиная с грима и кончая искусственными ногами, было выполнено очень натурально. В костюме «Наполеоновского солдата» всё до мелочей выполнено верно. Маска «Разбитая Турция» в красивом национальном костюме, с феской на голове, детским ружьишком через плечо, маленьким игрушечным корабликом у пояса. Обе щеки и шея «турка» повязаны марлей. На спине, груди и боках – надписи: «1) Ура! Наша берет! 2) Телеграммы Петербургского телеграфного агентства: «Болгарские войска одержали победу… и турецкие войска тоже». 3) «Неприступная крепость… Ускюб?». 4) Ружье… германского образца». 5) «Броненосец… «Абдул Гамид». 6) «Пожертвуйте на турецкий флот… контрамарками!». На повязках щек: «7) «Победа у Люле-Бургаса». 😎 «Победа… у Андрианополя». Маска «Маменькин сынок» - в сюртуке и помятом цилиндре. На сюртуке надписи: 1) «Кумир ХХ века». 2) «Единственный сын своих родителей». 3) «Карты, женщины и вино – это мой девиз». 4) «И служить и работать – не в моем характере». 5) «И бабушка меня любит». 6) «И в жизни мне везет». 7) «Имение – 12000 дохода, а не покрывает расхода». 😎 «О, жизнь, как ты хороша!». Женский приз (золотая брошь) получила «Колдунья», мужской (золотой перстень) – «Косарь на отдыхе».
11 (24) декабря совет старшин клуба в своем заседании постановил: 1) Запретить в клуб вход детям; 2) При игре в лото выдавать не более трех карт каждому играющему; 3) Устроить на праздниках для детей ёлку; 4) пригласить синематограф.
В четверг 13 (26) декабря, при участии Н.А. Андросовой, А.Т. Васильевой и М.М. Вольф состоялся первый концерт-бал в трех отделениях.
В воскресенье 16 (29) декабря состоялся спектакль-кабарэ и второй в этом сезоне бал.
Заботясь о летнем отдыхе, советом старшин, уже в декабрьских газетах, было помещено следующее объявление: «Клубу общества приказчиков нужен сад на летний сезон. Желающих сдать сад просят обратиться к старшинам клуба.
30 декабря 1912 (12 января 1913) года в клубе был устроен маскарад с раздачею ценных призов. Призами для участников служили: дамские золотые часы, золотой браслет, серебряный портсигар и пара серебряных бокалов. Плата за вход была определена в 80 копеек.
В Рождественские праздники в клубе была устроена ёлка для детей с раздачею подарков и гостинцев. Дети членов клуба платили 50 копеек, дети гостей – 1 рубль.
6 (19) января 1913 года в клубе общества приказчиков «грандиозный» бал-маскарад отличался необычайным многолюдством. Народу собралось столько, что негде было яблоку упасть. Вешалок для платья не хватило, его сваливали в кучу. Неизвестно что бы дальше было, если бы полиция не распорядилась прекратить впуск посетителей.
Строительное отделение Тамбовского губернского правления 11 (24) января 1913 г. получило прошение Иосифа Михайловича Ставского, о разрешении ему, «представления кинематографические в приказчичьем клубе в г. Козлове по Московской улице». Для этого требовалось некоторое переоборудование зрительного зала.
В воскресение 30 декабря 1912 (12 января 1913) года в клубе общества приказчиков состоялся бал-маскарад, привлекший в помещение клуба массу публики. Бал начался в 9 часов вечера, но публика стала собираться гораздо ранее, и лото, и карты работали с 7 часов. Публики было так много, что некоторые сиде-ли по двое на одном стуле, сидели и играли на подоконниках, стояли и толпились в дверях, в проходах... Внизу волновались, а наверху веселились. Программа веера была достаточно разнообразная. Много танцевали, в промежутках артистами были сыграны две небольшие вещицы: «Кавказские ночи» и «Два Петра Петровича». Г-ном Кожевниковым был прекрасно прочтен рассказ Горбунова «Блонден», было исполнено несколько номеров пения и игры на балалайках лю-бителями балалаечниками. В публике было до 30 масок. В час ночи началась раздача объявленных призов за лучшие костюмы-маски... В материальном отношении вечер можно считать вполне удавшимся. Выручено от продажи билетов 212 рублей, от продажи конфетти и серпантина – 10 руб.75 коп...
В воскресенье 13 (26) января в клубе общества приказчиков состоялся концерт балалаечников. Концерт можно считать вполне удавшимся в материальном смысле. Сбор около 100 рублей. По окончании концерта начались танцы, которые затянулись до 3 часов ночи. Как и всегда на таких вечерах в клубе было очень многолюдно.
20 января (2 февраля) 1913 года в «Козловской газете» была помещена статья о несправедливости со стороны старшин клуба по отношению любительского ор-кестра балалаечников... В ней говорилось: ... «При открытии клуба и со вступлением оркестра балалаечников под управлением г-на Воронова ясно было видно то симпатичное начинание, которое вскоре и возбудило в публике живой интерес. Не подозревая ничего плохого, участники оркестра, идя навстречу совету старшин, а равно и публике, прилагали все свои старания для исполнения лучших номеров концертного отделения (назначаемых по два раза в неделю). И что же оказалось? Весь этот упорный труд, которому отдались любителю балалаечного искусства принес им только одно огорчение, т.к. за все время своего пребывания в клубе господа любители в числе 16 человек получили от старшин только лишь 60 рублей, которые и были разделены между собой по 4 рубля».
27 января (9 февраля) 1913 года в клубе приказчиков состоялся концерт солистов местных хоров под управлением регента боголюбского хора г-на Коваленко ... прошел вполне удачно. Концертантам много аплодировали и вызывали. Кроме означенного в программе им пришлось спеть еще на бис несколько номеров. Сбор около 50 рублей. После концерта были танцы, которые затянулись до 2 часов ночи.
Не обходилось без инцидентов. Так, Советом старшин любителю драться на бутылках Дронову вход в клуб был запрещен.
Как сообщала «Козловская газета» № 10 от 3 (19) февраля 1913 г. «Г-ном тамбовским губернатором сделано распоряжение воспретить игру в лото в клубе общества приказчиков. Ввиду того, что игра в лото служит главным источником доходов клуба, воспрещение ее равносильно закрытию самого клуба. Сегодня к его превосходительству едет депутация от клуба с целью просить об отмене этого распоряжения».
Сразу после запрещения в клубе игры в лото по городу пошли разговоры и пересуды. Включилась в обсуждение вопроса о деятельности клуба приказчиков и «Козловская газета».
Вот что в ней опубликовано в № 15 от 20 февраля 1913 года: «По утверждению Устава клуба Общество взаимного вспоможения приказчиков постановило отпустить на приобретение обстановки для клуба и проч. из оборотного каптала общества 4000 рублей. Деньги эти были израсходованы клубом на уплату аренды за первую треть года, на приобретение бильярда, мебели и прочее оборудование клуба. Следовательно, весь оборотный капитал Общества взаимного вспоможения приказчиков в данное время заключается в обстановке. За все время существования клуба, с 11 ноября 1912 года, клуб имел возможность погасить обществу часть долга с небольшим 1000 рублей, и из этих денег взято уже клубом опять на уплату текущих расходов. Следовательно, в действительности Общество взаимного вспоможения приказчиков не может считать и эти 1000 рублей полученными в уплату и не подлежащими выдаче клубу, так как с прекращением доходности клуб должен, чтобы не закрывать дверей, опять таки обращаться к обществу. Клуб давал своим членам спектакли, концерты, маскарады, три раза в неделю танцевальные вечера, за что уплачивал оркестру 450 рублей в месяц. Электричество стоит клубу 180-200 рублей. Доходность клуба карты и лото, других источников нет. С прекращением игры в лото, вследствие распоряжения г-на начальника губернии, отпадает главная статья дохода и клуб не имеет возможности оправдывать всех своих расходов, а следовательно и не может делать своим членам никаких развлечений и даже, можно с уверенностью сказать, должен прекратить свое существование. Куда же денется та публика, которая посещала клуб? Мужчины пойдут опять в те же трактиры и тому подобные места, куда, конечно и ни их жены, никто другой не пойдут. И Общество взаимного вспоможения приказчиков вместо денег 4000 рублей получит бильярд и другую обстановку клуба и за отсутствием денег будет лишено возможности делать ассигновки на образование детей, выдачу пособий вдовам и сиротам своих членов. Вот все последствия, которые неизбежны с закрытием клуба, а что он закроется, это факт, потому что, не может существовать воздухом. Общество приказчиков, давая капитал на открытие клуба имело ввиду увеличить оборотный капитал, чтобы иметь возможность увеличить выдачу на образование детей и прочие пособия, а вовсе не цель наживы».
2 (15) марта 1913 года в помещении клуба общества приказчиков Московским литератором П.В. Мурашевым была прочитана лекция на тему: «Ключи к счастью в современной русской литературе», по следующей программе: 1) литература декадентская и упадочная, 2) О творчестве Сологуба и В. Брюссова, 3) Оскудение современной литературы, 4) «Любимы публики» А. Амфитеатров и А. Вербицкая, 5) Творчество М.П. Арцыбашева, его «могильная» философия, 6) И.А. Бунин - певец красоты и тоски по радости и счастью, 7) Творчество А.Н. Андреева – Андреев в «маске», без «маски», 😎 А.И Куприн, 9) М.Горький эволюция в творчестве, 10) Торжество пошлости в литературе, 11) У каких писателей и в чем заключаются «ключи к счастью» в современной русской литературе.
28 апреля (11 мая) 1913 года состоялось собрание действительных членов Клуба Общества приказчиков. На повестке дня стоял вопрос о снятии сада для клуба. Этот вопрос общим собранием общества приказчиков был передан 13 (26) января совету старшин для его разработки и представления в правление общества приказчиков для окончательного решения. Постановлено: «Сад не снимать, ввиду того, что дела клуба приказчиков с закрытием лото затихли, а снятие сада потребует больших затрат, которые в настоящее время клуб произвести не может, во-первых, потому что нет своих средств, а во-вторых, потому что если бы для этой цели общество приказчиков и дало клубу средства – не предвидится тех источников из которых клуб мог бы возвратить занятую сумму». По вопросу о закрытии клуба собрание единогласно постановило: «Клуб не закрывать и продолжить операции клуба до 1 января 1914 года, для чего просить общее собрание приказчиков ассигновать до 1000 рублей на случай, если клуб не обойдется своими средствами».
И опять статья в «Козловской газете» № 35 от 5 (18) мая 1913 г. «О клубе общества приказчиков» обсуждает положение клуба: «... Мечтавшие об открытии клуба в ноябре 1912 года получили, наконец, возможность посещать его. Первоначальный громадный наплыв публики во все три этажа снятого помещения, вынуждавший отказывать многим и не пускать в него, поселили в некоторых головах уже мечту о постройке более обширного здания, и вот (кто бы мог тогда предположить) всего через 6 месяцев будет решаться судьба клуба, пустующего и стоящего с протянутой рукой и взывающего о пособии к обществу «рабов» прилавка. И причиной всего этого послужило закрытие игры в лото...
Общее собрание членов клуба, бывшее 27 апреля (10 мая), в составе 22 членов из числящихся свыше 150, умыло руки и обратилось с слезницей к обществу приказчиков о выдаче пособия в 1000 рублей на расходы. Но на выдачу каковых не все надеются, так как из прежнего долга клуб не отдал более 3000 рублей. Увеличивать долг без получения верной гарантии не все согласятся, и теперь это будет зависеть от состава общего собрания приказчиков: прибудет ли более нуждающихся и дорожащих обществом, как имеющим цель взаимопомощи, или тех для которых клуб важнее общества... Видя полное охлаждение к клубу, который в последнее время приносит убыток и имея, что он и дальше будет работать с та-ковым же успехом на убыток, наконец. Видя, что Тамбовское общество, более сильное, прикрыло свою лечебницу и не останавливается перед сдачей под кофе-шантан роскошных помещений и сада своего клуба, а также, что в Козлове с осени открывается театр, с ресторанами и бильярдами, следует это учитывать и принимать во внимание сегодняшнему общему собранию приказчиков».
Назначавшееся на 6 (19) мая общее собрание членов общества приказчиков не состоялось за неприбытием законного числа членов. Главным вопросом, для разрешения которого собиралось это собрание - «быть или не быть приказчичьему клубу».
Как писал хроникер Козловской газеты»: «....Судя по тем понуренным лицам (из членов-клубменов), которые там были и по мертвенной тишине, парящей в помещении клуба (даже буфетчик сбежал), можно сказать: да, господа, песенка вашего клуба, очевидно, уже спета: разорительного лото вам безусловно не разрешат, а умнее что-нибудь вам вряд ли придумать».
В это непростое для клуба время в нем произошел несчастный случай с одним из его руководителей. Как сообщала «Козловская газета»: «В час ночи с 19 на 20 мая (с 1 на 2 июня) в клубе общества приказчиков от паралича сердца скончался один из его основателей председатель совета старшин, всем известный в Козлове (по конторе бывшего нотариуса Быстрова) Анатолий Викторович Токарев. Ему 63 года от роду. По обыкновению он играл в карты. Минут за десять до кончины, покойный А.В. жаловался, что у него что-то заболела голова и левая рука, но он продолжал играть (в стуколку). Его сдача. Он сдал по две карты, повалился на левый бок и сильно захрипел. Бросились его поднимать, закричали: «Воды, воды», послали за доктором, но А.В. еще раза два прохрипел и только. Приехавшие врачи констатировали смерть. Сообщили полиции. При покойной оказалось 265 рублей денег, которые вместе с золотыми часами и другими золотыми украшениями покойного взяты на сохранение той же полицией. С пожарного двора взяли лошадей и отправили покойного на его квартиру. Сегодня (22 мая (4 июня)) А.В. хоронят».
Собрание общества приказчиков состоялось в воскресенье 9 (22) июня 1913 года. Большинством голосов было решено существование клуба приказчиков продолжить, но с тем условием, чтобы для него было снято другое помещение (в центре города), с годовым расходом (считая освещение и отопление) не более 500 рублей.
Итак, клуб общества приказчиков просуществовал в доме Павла Михайловича Маче(и)хина всего около полугода, а после его переезда здание было занято другим учреждением.
8 (21) сентября 1913 года в 12 часов дня в помещении клуба (Московская улица дом Седых) состоялось общее собрание членов общества вспомоществования приказчиков.
В воскресенье, вечером, 15 (28) сентября 1913 года члены клуба приказчиков отпраздновали открытие его в новом помещении. Торжество началось молебном, после которого состоялся семейный ужин. По окончании ужина начались танцы под пианино. Более взрослые члены клуба сели играть в карты. Всего на вечере было человек 50-60.
Вот как описывает новое помещение клуба корреспондент «Козловской газеты»: «В миниатюрном помещении, каким является помещение в доме Седых, клуб, конечно, принужден будет сократить свои функции. Если клуб и при скромных функциях сумеет оправдать свое назначение - послужить для тружеников прилавка объединяющим началом на идейной и экономической почве, то желаем ему полного успеха и сочувствия со стороны публики».
О.В. Сазонов

Текущие мероприятия

  • 100 лет пионерскому движению

    (19.05.2022 00:00)
  • Выставка "Война в наших сердцах, памяти и книгах"

    (23.04.2022 00:00)
  • ВЫСТАВКА МОДЕЛЕЙ ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ ПЕРИОДА ВОВ

    (15.04.2022 00:00)
  • Выставка фотографий "90 лет переименования города Козлова в Мичуринск"

    (21.03.2022 00:00)

Архив статей

Май 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Контактные данные

  •     393760, Тамбовская область, г. Мичуринск, ул. Советская, д. 297Г

  •     8 (47545) 5-21-70

  •    mich.kraeved.museum@mail.ru

Вышестоящая организация

Управление по развитию культуры и спорта администрации города Мичуринска

  •     8 (47545) 5-30-89

  •    cult6827@mail.ru

  •    http://michcult.ru

© Мичуринский Краеведческий Музей. Все права защищены.

Search