Авторские статьи

ЛИЧНОСТЬ И БИОГРАФИЯ МИЧУРИНА В РАБОТАХ ЕГО УЧЕНИКОВ

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

Личность Ивана Владимировича Мичурина представляет значительный интерес в контексте исследований российской и советской науки ХХ века. Утвердившиеся у власти после революции и Гражданской войны большевики проявляли пристальное внимание к деятельности козловского селекционера, оказывая ему весьма серьезную поддержку, благодаря которой масштабы его работы значительно расширились. Вместе с тем выросла и известность Мичурина. Популяризации его достижений способствовало активное издание газетных и журнальных статей, брошюр, книг с описанием наиболее значительных успехов в выведении новых плодовых сортов, которые составляли славу советской селекции. Огромный вклад в этот процесс внесли ближайшие ученики Ивана Владимировича А. Н. Бахарев, И. С. Горшков, П. Н. Яковлев, С. Ф. Черненко. Бахарев создал целый ряд книг и брошюр, посвященных учителю, остальные чаще писали статьи. В этих работах затрагивалась, в том числе, биография Ивана Владимировича и акцентировалось внимание на наиболее ярких чертах его характера.

Обращаясь к тем местам в работах учеников Мичурина в которых речь идет о его жизни мы можем говорить о наличии определенного набора биографических сведений: немного о детстве, в котором проявилась любовь к растительному миру, семье Ивана Владимировича (подчеркивалась близость к народу), банкротство отца, невозможность продолжать учебу, что привело его в итоге на работу в Козлов, где он начинает постепенно собирать коллекцию растений и работать над выведением новых сортов, трудная и бедная жизнь в царское время, игнорирование властями его успехов, тяжелое положение накануне Октябрьской революции, которая в корне изменила ситуацию, так как большевики тут же оказали помощь его питомнику, а после того как на деятельность Мичурина обратил внимание Ленин она приобретает государственный характер, что приводит к небывалому расцвету дела Ивана Владимировича и обеспечивает подъем советского садоводства [4, с. 15,17, 24-32; 6, с. 11-15, 16]. Приведенная интерпретация присутствует во всей литературе о селекционере, созданной его ближайшими учениками, и является характерной для других биографических работ о нем, написанных в советский период [5; 8; 10]. Наличие определенной схемы биографии Мичурина, которой следовали все авторы и однообразность выводов к которым они приходили выдает их несамостоятельность, зависимость от политической конъюнктуры. Жизнь до революции описывалась всегда очень тяжелой. Эта жизнь не понимаемого почти никем гениального ученого, который работал не покладая рук над делом продвижения южных плодовых растений на север. Неоднократно упоминалась бедность Мичурина, сложности, возникавшие у него при приобретении многих образцов растений и их семян, игнорирование его со стороны официальной науки. [1, с. 64-65; 6, с. 15] Так «62 года Мичурин прожил в беспросветных сумерках дореволюционного периода, который безжалостно подавлял и угнетал все новое революционное как в общественной жизни, так и в науке»[13]. В противоположность этому с приходом к власти большевиков началась «самая яркая полоса в жизни и деятельности Ивана Владимировича» [1, с. 43]. Советская власть оказала огромную поддержку делу Мичурина, оценив важное практическое значение его работ [14; 6, с. 13], обеспечила его необходимыми средствами, чтобы он мог спокойно заниматься научной деятельностью [1, с. 45].

Ученики Мичурина пытались как можно крепче связать его с идеологией марксизма, показать, что он еще задолго до революции разделял взгляды большевиков. В таком контексте отказ Мичурина сотрудничать с департаментом земледелия во времена Российской империи расценивался как нежелание превращаться в слугу царизма [1, с. 35]. Важную роль всегда играло утверждение о том, что взгляды Ивана Владимировича носили материалистический характер, четко осознаваемый им самим [1, с. 3, 20; 3, с. 4; 12]. Мичурина показывали как ученого боровшегося с существовавшим дореволюционным строем: критиковавшим священников, смело выступавшим против глупости чиновников, бичевавшим неправедные способы обогащения капиталистов [1, с. 14; 2, с. 20-21; 13]. Утверждали, что учение Мичурина в своей основе находится в полном соответствии с марксизмом-ленинизмом [3, с. 5], то есть носило диалектико-материалистический характер [1, с. 157; 4, с. 24]. В работе «Мичурин в жизни» (которая хоть и тяготела к художественному описанию, претендовала на «правдивое» изложение событий) Бахарев идет еще дальше. Описывая дореволюционные события, он вкладывает в уста Мичурина речь, направленную против буржуазно-капиталистической России, предполагающую определенное знакомство героя книги с революционными теориями и совпадение его взглядов с марксизмом: «Придет им конец. Да! Снесут им головы… Снесут непременно… И сделают это не одиночки-революционеры вроде Гриневицкого, а весь трудовой народ России. Придет им конец!» [2, с. 52]. Это определение Мичурина как ученого марксиста безусловно не случайно.Область работы Мичурина вызывала особенный интерес большевиков не только из-за возможной практической пользы, но и с точки зрения идеологии. В 1922 году Ленин в статье «О значении воинствующего материализма» писал: «Кроме союза с последовательными материалистами, которые не принадлежат к партии коммунистов, не менее, если не более важен для той работы, которую воинствующий материализм должен проделать, союз с представителями современного естествознания, которые склоняются к материализму и не боятся отстаивать и проповедовать его против господствующих в так называемом “образованном обществе” модных философских шатаний в сторону идеализма и скептицизма»[9]. Таким образом, эта часть биографии Мичурина была твердым доказательством его важности, как для советской идеологии, так и для советской науки.

Не могли обойти вниманием и знаменитую телеграмму Ленина (отправленную в 1922 году), в которой тот хотел получить доклад о работе Мичурина, имеющей огромное государственное значение [1, с. 47]. Это событие позволяло подчеркнуть связь Мичурина с делом большевиков, что придавало дополнительный вес селекционеру как с точки зрения отношения властей в центре и на местах к нему и его питомнику, так и сточки зрения конструирования его образа «марксистского» ученого. Более того, неоднократно утверждалось, что Мичурина открыл именно Ленин [7; 13], обративший пристальное внимание на его деятельность. У Бахарева неоднократно встречались описания огромного уважения селекционера к вождю мирового пролетариата [1, с. 85-86; 2, с. 166] В период расцвета культа личности писали уже о том, что в открытии Мичурина принял участие и Сталин [14]. В качестве доказательства приверженности Мичурина советскому строю, приводились различные цитаты из его статей или выступлений 1920-х-1930-х гг.[1, с. 54, 56-59, 81] Это конечно нисколько не проливает свет на настоящее отношение Мичурина к политическим течениям в дореволюционный период. Еще одним «фактом» родства идей Мичурина с марксизмом была их «революционность», которая понималась как свобода от старых научных догм, противостояние ничем не проверенной теории, которые сделали Мичурина великим ученым [6, с. 17; 13]. Политический язык экстраполировался в научную сферу: одинокий ученый, чьи передовые взгляды отвергались официальной наукой царской России, вел бессильную борьбу против косности и застоя царивших среди русских профессоров и садоводов. Огромные по своей значимости результаты его работы оказались под угрозой уничтожения из-за того, что противоречили господствовавшим в стране буржуазным отношениям, и он, не имея средств, не мог содержать питомник в должном состоянии [1, с. 36-37]. Октябрьская революция дала прогрессивным взглядам дорогу. Вслед за этим утверждалось, что только при социалистическом строе могли восторжествовать методы работы Мичурина, осуществление которых смогло произойти на базе колхозного строя [1, с. 53; 7; 14]. При этом данные методы позволяли двигать вперед сельское хозяйство и тем самым развивать социализм, что могло служить подтверждением «революционности» учения Мичурина. Неоднократно ученики делали ударение на важном практическом значении работ Мичурина для экономики страны [4, с. 103-109; 6, с. 44-46; 14; 15]. Перспективы просматривались в развитии сельского хозяйства, в частности во внедрении мичуринских сортов в садоводство [3, с. 23; 6, с. 26, 34; 7; 15]. Во второй половине 1940-х-нач. 1950-х гг., победившая мичуринская наука рассматривалась как важная составляющая осуществления сталинского плана преобразования природы [1, с. 167-168; 14].

О спорах Мичурина со взглядами А. Вейсмана писали еще в 1920-е гг.[6, с. 25]. В период гонений на генетику на несогласии Мичурина с положениями вейсманизма-менделизма-морганизма делалось особое ударение [1, с. 7, 41-42, 83, 99-101, 103, 113, 118-119; 3, с. 5, 7-9; 14, с. 9, 13; 15].

Обращаясь к личности Мичурина, ученики как правило подчеркивали его близость к народу, хорошие отношения с представителями крестьянства и рабочего класса. Среди его друзей в детстве были крестьяне [1, с. 11]. В беллетризованных рассказах о Мичурине (значительная часть информации в которых недостоверна) «Мичурин в жизни» Бахарев неоднократно указывал на общение селекционера с представителями низших классов и их взаимопонимание [2, с. 20, 30-31, 80-86]. Более широко это трактовалось как вера Ивана Владимировича в творческие силы народа [1, с. 87-88]. «Враг раболепия, Мичурин еще во времена беспросветного мрака царизма решительно указывал на необходимость выдвижения талантов из народных масс; он твердо верил, что в трудящихся массах таится неиссякаемый источник сил научного творчества, что эти таланты ждут только могучего революционного толчка для своего роста, развития и расцвета» [13]. Всю свою творческую деятельность Мичурин отдал народу во благо которого он трудился [7]. В свою очередь народ проявлял интерес к работам селекционера [1, с. 160; 6, С. 44].

К личным качествам Ивана Владимировича ученики относили в первую очередь любовь к своему делу, упорство, настойчивость, самодисциплину, терпение, веру в возможность решения поставленных задач, которые помогали ему в нелегкой работе по выведению новых сортов [1, с. 18, 61; 16]. «Человек неукротимой воли, кипучей деятельности, Мичурин тем не менее был скромен и не терпел никакого ученого зазнайства, чванства и самомнения» [1, с. 79], презирая дилетантов он не переоценивал своих знаний и был снисходителен к тем, кто этими знаниями не обладал [1, с. 72]. Бахарев уделил внимание любви Мичурина к живой природе [2, с. 122-141]. Показателем разнообразных талантов Ивана Владимировича служили его изобретения и усовершенствования, вносимые в уже существующие предметы для лучшего их использования в своих целях: окулировочный нож особой конструкции, стенной и карманный барометры, аппарат для выгонки розового масла, машинка для резки табака, карманное динамо для опытов с электричеством и его влиянием на растения, прибор для черенковой прививки [1, с. 62, 77, 78; 2, с. 105-116; 4, с. 36-38].

Отметим, что отношения Мичурина с другими людьми практически не описаны. Он легко общался с народом и не любил слуг царизма. При этом он хорошо ладил с представителями советской власти, науки, культуры [1, с. 47-48; 2, с. 94-97, 160-170, 182-197]. Бахарев упоминал, что посещение Н. И. Вавиловым селекционно-генетической станции в 1932 г. ускорило издание трудов Мичурина и решило ряд организационно-хозяйственных вопросов [4, с. 20], что говорит о хороших отношениях с президентом ВАСХНИЛ. После обострившейся борьбы с генетикой во второй половине 1930-х гг. упоминания о Вавилове в связи с Мичуриным исчезнут. Семейная жизнь Ивана Владимировича описывается довольно скупо и сводится в основном к тому, что семья его поддерживала и помогала в его тяжелых трудах [1, с. 16]. При этом, во всей биографии Мичурина, Бахарев лишь одной строкой упомянул о его сыне, рано покинувшем отца, отметив, что тот дома не бывал [1, с. 41].

Говоря о личных отношениях Мичурина с людьми никак нельзя обойти стороной самих учеников селекционера. Они проработали с ним по 10-15 лет, но не сообщили никакой информации о собственном общении с Мичуриным. Полностью отсутствует личностное отношение к событиям, которые они описывают, хотя они являлись участниками некоторых из них. Лишь у С. Ф, Черненко мы находим отрывок с личным отношением к Мичурину: «Я имел счастье работать под непосредственным руководством Ивана Владимировича. Эти годы явились для меня лучшей школой, и я всегда с сердечной признательностью вспоминаю своего учителя, общение с которым имело огромное значение для всей моей жизни» [11]. И далее: «Совет и указания Мичурина помогли мне в моей селекционной деятельности в Центральной генетической лаборатории имени И. В. Мичурина, где мною выведено значительное количество сортов, элит и кандидатов в элиты. Иван Владимирович поручил мне, в частности, заняться выведением раннелетних и позднезимних сортов яблони, которых у нас было очень мало. Над выполнением указанной задачи я и работаю с 1926 г.» [11].

Конечно, на это можно возразить, что они писали не мемуары, а популярные работы, пропагандирующие деятельность Мичурина, либо упоминали фрагменты его биографии в научных статьях, основная тема которых касалась конкретных исследований в области селекции. Действительно, данные работы претендовали на точность и научность. Однако, если к ним подходить с этими критериями, то в той части которая касается биографии Мичурина, они не выдержат критики. Верное объяснение, как мы полагаем, лежит в основополагающих целях, в связи с которыми писались биографии Мичурина и упоминались отдельные фрагменты его жизни в статьях. А они носили пропагандистский характер. Необходимо было показать образ ученого, соответствовавшего идейным установкам, который был бы образцом служения материалистической науки и ярким примером успехов советского строя и его преимуществ над капитализмом. Отсюда возникали схематичность его биографии, одинаковые выводы, многочисленные недосказанности по поводу тех или иных периодов жизни Мичурина или наоборот много информации, которая не подтверждается никакими ссылками на документы, и достоверность которой мы вправе поставить под сомнение. Данные работы нельзя рассматривать в качестве правдоподобного источника о жизни Мичурина – они являются интересными примерами советской пропаганды, стремившейся показать образ идеального ученого-материалиста. Поэтому конструировался определенный канон жизнеописания Мичурина. И за ним мы теряем реальную личность и получаем монумент – образ, который с точки зрения личных качеств не имеет недостатков, а как ученый соответствует тому, что писал Ленин: «естественник должен быть совершенным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим материалистом» [9].

Список литературы

  1. Бахарев, А. Н. Иван Владимирович Мичурин / А. Н. Бахарев. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949. –168 с.
  2. Бахарев, А. Н. Мичурин в жизни / А. Н. Бахарев. – М.: Знание, 1980. – 224 с.
  3. Бахарев, А. Н. Научно-атеистическое значение учения И. В. Мичурина / А. Н. Бахарев. – М.: Издательство «Знание», 1955. – 24 с.
  4. Бахарев, А. Н. Селекционно-генетическая станция им. И. В. Мичурина / А. Н. Бахарев. – М.-Л.: Государственное издательство колхозной и совхозной литературы, 1933. – 123 с.
  5. Васильченко, И. Т. Иван Владимирович Мичурин / И. Т. Васильченко. – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1963. – 332 с.
  6. Горшков, И. С. Иван Владимирович Мичурин. Его жизнь и работа. Ко дню пятидесятилетия научно-практической деятельности / И. С. Горшков. – М.: Новая деревня, 1925. – 52 с.
  7. Горшков, И. С. Мичуринское учение в действии / И. С. Горшков // Природа. – 1955. – №10. – С. 13-22.
  8. Лебедев, В. Иван Владимирович Мичурин / В. Лебедев. – М.: Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1950. – 327 с.
  9. Ленин, В. И. О значении воинствующего материализма / В. И. Ленин / Ленин В. И. Полное собрание сочинений Т. 45. – М.: Издательство политической литературы, 1970. – С. 23-33.
  10. Презент, И. И. В содружестве с природой / И. И. Презент. – М.-Л.: ОГИЗ Сельхозгиз, 1948. – 192 с.
  11. Черненко, С. Ф. Памятник нашему учителю / С. Ф. Черненко // Агробиология. – 1955. – №4. – С. 123-127.
  12. Черненко, С. Ф. По пути Мичурина / С. Ф. Черненко // Природа. –1955. – №10. – С. 48-57.
  13. Яковлев, П. Н. Великий дарвинист / П. Н. Яковлев // Природа. – 1940. – №6. – С. 5-15.
  14. Яковлев, П. Н. Мичуринское учение – основа развития советского творческого дарвинизма / П. Н. Яковлев // Труды Плодоовощного института им. И. В. Мичурина. – Т. VI. – Тамбов: Издательство «Тамбовская правда», 1950. – С. 9-16.
  15. Яковлев, П. Н. О Мичуринских методах управления развитием плодовых культур / П. Н. Яковлев // Агробиология. – 1955. – №4. – С. 7-16.
  16. Яковлев, П. Н. Реконструктор флоры / П. Н. Яковлев // Природа. – 1934. – №9. – С. 44-55.

Рогов Д.И.

Научный сотрудник Мичуринского краеведческого музея

Дмитрий Рогов, научный сотрудник 

Мичуринского краеведческого музея

Дмитрий Рогов, научный сотрудник 

Мичуринского краеведческого музея

Текущие мероприятия

  • "Мир в алфавитном порядке". Выставка энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.

    (23.11.2021 07:35)
  • Выставка к 140-летию А. М. Герасимова "Портрет художника"

    (09.11.2021 00:00)
  • Русская живопись XVIII-XX вв. на советских открытках

    (01.11.2021 05:55)
  • Художественная выставка "Хрупкий мир"

    (13.07.2021 00:00)

Архив статей

Ноябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5

Контактные данные

  •     393760, Тамбовская область, г. Мичуринск, ул. Советская, д. 297Г

  •     8 (47545) 5-21-70

  •    mich.kraeved.museum@mail.ru

Вышестоящая организация

Управление по развитию культуры и спорта администрации города Мичуринска

  •     8 (47545) 5-30-89

  •    cult6827@mail.ru

  •    http://michcult.ru

© Мичуринский Краеведческий Музей. Все права защищены.

Search