Авторские статьи

Фрэнк Мейер у Мичурина

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Frenk-majer

 

До сих пор мичуринские краеведы спорят, сколько же раз приезжал Мейер к Мичурину. В книге "Неизвестный Мичурин" М.П. Белых смело раскритиковал А.Н. Бахарева и И.С. Никулина, написав буквально, следующее: "...Замечен уважаемый Андрей Николаевич (Бахарев) и в намеренном искажении других исторических сведений. К примеру, сам Иван Владимирович не скрывал, что американский профессор Фрэнк Н. Мейер бывал у него в Козлове 18 раз - ежегодно с 1895 по 1913 годы. Однако личный секретарь Мичурина уменьшил эту цифру в шесть раз. "Фэрчайлд три раза посылал ко мне вашингтонского ботаника профессора Фрэнка Мейера", - сообщил он читателям устами Ивана Владимировича в одной из своих книг. Ещё дальше пошёл в своих изысканиях краевед И.С. Никулин, отметив приезд американского учёного в Козлов к Мичурину лишь единожды. Интересно, зачем потребовалось бытописателям Мичурина сознательно искажать действительность? Быть может, осознание того, что на протяжении восемнадцати предреволюционных лет именно американское правительство (в отличие от российского) материально поддерживало козловского садовода через своего эмиссара Фрэнка Норриса Мейера, приобретавшего у него массу новых сортов плодовых культур и вполне легально переправлявшего их за границу. Сколько уникального сортимента русского садовода уплыло таким образом за океан, остаётся только гадать...". [М.Белых "Неизвестный Мичурин", Мичуринск 2013. Глава "Королевство кривых зеркал" стр.33-34]

При этом автор ссылается на самого Ивана Владимировича. Читаем первоисточник: "...Все это не понравилось и самим американцам и отчасти послужило к тому, что ездивший от американского департамента ко мне в течение 18 лет до войны старший ботаник профессор Мейер в последний свой приезд в 1913 году предложил официально мне от с.х. департамента С-Американских Соединенных Штатов переехать в Америку и продолжать мою работу в Квебеке с условием оплаты за труды 8000 долларов в год и отдельный пароход от Виндавы до Вашингтона давали для переезда меня и моего семейства...". Однако, слова ежегодно, мы почему-то здесь не видим. [И.В. Мичурин Сочинения. Том 4. Государственное издательство Колхозной и совхозной литературы. Москва, Ленинград. ОГИЗ Сельхозгиз, 1941, с.265].

Труды И.В. Мичурина, в советское время часто издавались и переиздавались, и практически ко всем изданиям биографическую статью о Мичурине писал А.Н. Бахарев. Впрочем, это и понятно. Кому как не личному секретарю ученого могли доверить такое важное дело? Однако, в своих повествованиях о посещении Мичурина Мейером, он вольно или невольно сам немного запутал ситуацию, то описывая эти приезды, то, вообще не рассказывая о них. Наиболее точно они были описаны А.Н. Бахаревым в биографической статье к четырехтомнику сочинений И.В. Мичурина, том 1 издания 1939 года.

Основываясь на новых источниках, в частности письмах самого Ф.Н. Мейера (1902-1918), попробуем и мы разобраться в этом вопросе. Кстати, эти письма очень подробно описывают все его экспедиции, в том числе описывают и его посещения И.В. Мичурина в Козлове.

Первый приезд Фрэнка Мейера к И.В. Мичурину и А.Н. Бахарев и М.П. Белых датируют 1896 годом.

"...Первым из иностранных учёных Ивана Владимировича посетил в 1896 году профессор Вашингтонского сельскохозяйственного института профессор Фрэнк Н. Мейер, который не только приобрёл у Мичурина коллекцию мичуринских яблонь, вишен и слив, но и вывез их в США". [М.Белых "Неизвестный Мичурин", Мичуринск 2013. Глава "Русский Бербанк", стр.24].

"Несколько ранее, а именно в 1896 году, Мичурина впервые посетил упомянутый выше американский интродуктор-исследователь проф. Франк Н. Мейер. Он вывез от Мичурина в США коллекцию яблонь, вишен и слив. [А. Н. Бaxapeв "Замечательная жизнь и работа И.В. Мичурина 1855-1935" (1936). Биографическая справка к книге И. В. Мичурина "Итоги шестидесятилетних работ", М: Cельхозгиз, 1936 г.]

Сразу же скажу, что в письмах Ф.Н. Мейера этот период его жизни отсутствует. Но, обратимся к биографии Ф.Н. Мейера. Кто же он такой Фрэнк Николас Мейер? Что за человек? Чему посвятил он всю свою жизнь?

Родился в Амстердаме, Голландия, 29 ноября 1875 года.

Имел обыкновенное государственное школьное образование; в возрасте 14 лет поступил в Ботанический сад Амстердамского университета в качестве ученика по Ботаническому садоводству; через два года поступил в экспериментальный сад профессора Хьюго де Фриза, стал его ассистентом; позже имел частное и государственное обучение с 16 до 20 лет по различным предметам, таким как французский, английский, немецкий языки, ландшафтное садоводство, техническое черчение, ботаника, физика, химия и т. д.

Стал студентом ботаники и садоводства в Университете Гронингена, Голландия, в течение шести месяцев; вернулся в Амстердам, руководил экспериментальной работой профессора де Фриза, следил за его лекциями по селекции и ботанической физиологии в течение нескольких лет; занимался ботаникой в Голландии в течение нескольких летних сезонов; накопил большой гербарий растений Нидерландов.

Уволился из Амстердамского университета в марте 1899 года.

Провел два с половиной года в путешествиях по Голландии, Англии, Франции, Бельгии, Германии, Италии и Швейцарии.

Эмигрировал в Соединенные Штаты Америки в октябре 1901 года.

Остановимся на этом месте его биографии, которую, кстати, он сам изложил в одном из своих писем.

Что же мы видим? Фрэнк Мейер никак не мог посетить И.В. Мичурина в 1896 году в качестве американского ботаника, по одной простой причине, - он не был американцем. Впрочем, в дальнейшем, при изучении писем Мейера, мы получим и другие подтверждения этому нашему умозаключению. А мы продолжим свое повествование.

По приезде в Америку Мейер стал работать в Департаменте сельского хозяйства США под руководством всемирно известного фитопатолога Эрвина Ф. Смита. C 1902 года работал на станции разведения растений (рассаднике) в Санта-Ана (Калифорния).

В 1905 году по поручению Департамента сельского хозяйства США отправлен в научную поездку, целью которой был сбор образцов семян и экономически полезных растений для внедрения их в Соединённых Штатах. Кроме того, по договорённости с Чарльзом Спрэгом Сарджентом и Дэвидом Фэйрчайлдом Мейер должен был посылать деревья и кустарники для ботанического сада имени Арнольда в Гарвардском университете. В сентябре 1905 года прибыл в Пекин. Экспедиция продолжалась два с половиной года и привела его в Долину гробниц Мин, Монголию, Маньчжурию, Корею и Сибирь. Мейер сосредоточился на сборе семян и побегов фруктовых деревьев и других съедобных растений, таких как китайские фисташки (Pistacia chinensis), дикие персиковые деревья ( Prunus davidiana ) и карликовый лимон (Citrus x meyeri ), а также такие декоративные растения, как клен (Acer truncatum), можжевельник столбчатый (Juniperus chinensis 'Columnaris' ) и сирень амурская (Syringa amurensis). Мейер вернулся в Соединенные Штаты летом 1908 года и провел следующий год, посещая сельскохозяйственные экспериментальные станции и сортируя фотографии из своей экспедиции. В ноябре 1908 года стал американским гражданином.

Осенью 1909 года он предпринял новую экспедицию, во время которой в течение трех лет (1909-1912) изучал и собирал семена и растения в Европе, России (Крым, Кавказ, Туркестан), Китае, Монголии и Сибири. На обратном пути в 1911 году через Омск, Томск, Барнаул, Усть-Каменогорск, Самару, Ростов на Дону, Харьков попадает в Козлов.

1 февраля 1912 года уже из С.Петербурга Мейер пишет Д. Фэрчайлду: "Вечером 25 декабря я выехал из Харькова и на следующий вечер прибыл в Козлов Тамбовской губернии. 27 и 28 декабря я видел г-на Мичурина, составителя растений, о котором я уже написал вам пространный отчет, вместе с некоторым живым растительным материалом, который я отослал из Козлова".

Вот это письмо. Козлов, Тамбовской губернии, Россия, Декабря 29,1911.

Дорогой Мистер Фэрчайлд. Настоящим препровождаю американскому консулу в Санкт-Петербурге, Россия, две посылки, завернутые в хлопчатобумажную ткань и содержащие ценные черенки и привои, с номерами 1005-1019 (вкл.) Я пишу консулу, чтобы он переслал вам эти два пакета при первой же возможности через дипломатическую почту.

Прилагается, пожалуйста, комплект инвентаря, охватывающий вышеупомянутые номера.

Весь этот материал чрезвычайно ценен и представляет собой годы кропотливой работы над парком г-на Мичурина здесь, в Козлове, который был так добр, что позволил мне обрезать эти веточки, которые я посылаю вам.

Однако он заявил, что при распространении этого посадочного материала должен быть упомянут источник происхождения, так как часто бывало в его практике, что выведенные им растения получали новые названия и продавались как собственные продукты продавца.

Я надеюсь, что вы любезно запомните эти его пожелания.

Г-н Мичурин был описан как Лютер Бербанк России, и должен признаться, что есть много сходства между ними в их работе и методах. Только первый взялся за работу в более северной местности, и поэтому его растения действительно представляют большую ценность для северных штатов, чем продукция Бербанка, и мне доставляет особое удовольствие, что я завершаю нынешнюю экспедицию несколькими действительно выносливыми культурами.

Я сделаю несколько замечаний относительно этих цифр:

№ 1005, гибрид между Amygdalus davidiana и Amygdalus nana (миндаль дикий, бобовник), чрезвычайно интересен для нас, поскольку это растение может быть использовано как посредник, с помощью которого можно создать вполне зимостокий персик.

Г-н Войков из Сызрани был неправ, когда сказал мне, что растения, которые он имел, были гибридами между Amygdalus persica и Amygdalus nana, и я был прав в своих замечаниях, что они поразительно похожи на Amygdalus davidiana.

№ 1006, абрикос, выдерживающий суровый климат средней полосы России, - это что-то удивительное! Дерево не особенно сильнорослое, но, возможно, мы сможем развить лучшие породы путем отбора (селекции) и гибридизации.

№ 1007 и № 1008-это формы чрезвычайно интересной Сибирской вишни, о которой я лично думаю, что она будет играть в будущем гораздо большую роль в северных штатах, чем Prunus Besseyi (вишня Бессея). Мы, вероятно, сумеем вывести крупные, сладкоплодные сорта, которые преимущественно станут нашими местными сортами.

№ 1009. Гибрид рябины со сладкими плодами, как говорят, значительно превосходит обыкновенную сладкоплодную рябину (Рябина ancuparia fruchti Сидней, Dulcis). Господин Мичурин очень верит в нее как в плодовую культуру для дальнего Севера.

№ 1010, крупноплодная съедобная форма Ribes aureum (смородина золотистая), безусловно, ценна для нас, так как этот вид смородины растет даже на сильно песчаной почве и гораздо более устойчив к засухе, чем красная или черная смородина.

№ 1011, гибридная роза необычной зимостойкости, показывает, что местные, дикие формы различных цветущих кустарников с успехом могут быть использованы в опытах по гибридизации.

№№ 1012, 1013, 1014, 1015 и 1016 это гибридные сливы, в получении которых большую роль сыграл обыкновенный дикий терн Prunus spinosa (терновник). Г-н Мичурин заявил, что он твердо убежден в том, что в будущем этот дикий терн будет широко использоваться в экспериментах по гибридизации, и что он может ожидать некоторых удивительно прекрасных результатов.

Prunus spinosa передает по наследству своему потомству множество желательных качеств; во-первых, замечательный пикантный вкус и аромат плодов; во-вторых, отличные сохраняющие и транспортирующие качества; в-третьих, большую урожайность; в-четвертых, чудесную выносливость; в-пятых, способность к слишком большим размерам. Что мы сделали в Америке с этой сливой? Подтверждают ли наблюдения господина Мичурина и наши селекционеры? То, что я лично видел в этом диком терне, я должен сказать, что он не даст хороших результатов в Штатах атлантического побережья, но что на северо-западе он должен расти замечательно. Я не думаю, что он когда-либо будет успешным в регионах, где существует длительный период влажной жары, как мы так пагубно переживаем почти на всей восточной части Соединенных Штатов.

№ 1017 это замечательный сорт черешни, обладающий таким количеством хороших качеств, что я полагаю, он был введен уже в Америке, тем более, как заявил г-н Мичурин, что много лет назад он продал несколько вещей в Министерство сельского хозяйства. Кажется, это было в 1897 году или около того, я не мог получить от него реальных данных, потому что он был недоволен тем, как с ним обращались, так как они никогда не присылали ему отчета, пережили ли растения путешествие и были ли они посажены. Он сказал, что не хочет продавать свои растения, а вместо этого отдает их людям, которые заботятся о них. Получить от него все эти веточки было не так-то просто, и потребовалась некоторая дипломатия, поскольку господин Мичурин несколько любопытен в своих манерах.

№ 1018 и 1019 - разновидности айвы с круглыми и продолговатыми плодами, и, скорее всего, одни из самых выносливых видов Айвы в мире!

Я надеюсь, что вы сумеете передать весь этот материал в руки только самых опытных специалистов и позаботиться о нем со всей возможной тщательностью, ибо я очень сомневаюсь, что мы сможем воспроизвести его, разве что, отправив человека к мистеру Мичурину, так как он, по-видимому, вовсе не желает расставаться с некоторыми из своих творений. Я также посылаю вам заказной почтой российского образца упаковку со сливовыми косточками, пронумерованную 1726а, и прилагаю к ней свою инвентарную карточку.

В доме господина Мичурина было еще несколько интересных вещей, и я думаю, что мне лучше изложить здесь все, что я там видел.

Так вот, господин Мичурин рассказывал мне, что пытаясь создать зимостойкий персик он выписывал косточки персиков из разных регионов; их он высевал и был период, когда он имел сразу 30000 саженцев, потом пришла русская зима и проредила их, так что через 3 года осталось только 15 экземпляров.

Он тщательно ухаживал за ними и затем провел окулировку их на Prunus spinosa (колючая слива, терн) в качестве подвоя, но пришла какая-то странная болезнь и погубила их один за другим; он сказал, что это была гниль коры, которая образовала черное кольцо прямо вокруг маленького штамбика у поверхности земли.

Теперь он охотится за персиками из самых северных районов их распространения и в то же время получил гибриды между Amygdalus hybrida и персиками Эльберта и другими.

Растениям, которые он получил, сейчас 2 года, и они больше напоминают Amygdalus nana, чем Amygdalus persica; плоды, однако, могут оказаться другими.

Мне не показали эти маленькие деревца, потому что они были укрыты, будучи слишком ценными, чтобы их можно было оставить не защищенными.

Вся эта проблема создания совершенно выносливого персика поразительно напомнила мне работу Мистера Свингла с цитрусами, и я убежден, что через несколько столетий человек будет обладать формами плодов, которые раньше росли только в более теплом климате, но которые затем изменились настолько, что затяжная зима, даже с замерзанием ртути, оставит их невредимыми.

Кроме того, г-н Мичурин ведет большую работу по гибридизации груш и, по-видимому, получил некоторые действительно ценные формы, способные выдерживать гораздо большие холода, чем обычные виды.

В яблоках я также заметил много гибридов, не только Malus communis (яблоня домашняя) c Malus prunifolia (яблоня сливолистная), но также Malus communis c Malus Niedwetzkiana (яблоня Недзвецкого) и с Malus baccata (яблоня ягодная). Некоторые из них кажутся хорошими, но большая часть, конечно, бесполезна.

Гибриды Malus Niedwetzkiana были интересны тем, что половина из них были красными и наполовину белыми, а один экземпляр был наполовину красным и наполовину белым.

Затем были гибриды между Prunus prostrata и Prunus spinosa; между Prunus insitia и Prunus chamaecerasus, между Prunus domestica и Prunus spinosa и различные скрещивания между всеми этими видами.

Я также слышал, что Amygdalus davidiana, а также Prunus sibirica из Нерчинcка вымерзают в Козлове!

Эта последняя информация стала для меня шоком, ибо кто мог ожидать, что растение из Забайкалья окажется слишком нежным в Центральной России?

Почти все растения из Маньчжурии также замерзают в Козлове; это не дерево повреждается, нет, это молодая поросль, которая попадает в поздние весенние заморозки и от которых эти маньчжурские растения никогда не оправляются.

Г-н Мичурин заявил, что владимирские вишни мало нравятся российским фруктоводам, так как они хорошо растут только во Владимире, а при тестировании в других регионах они снижаются и набирают силу, а плоды становятся меньше, и в конечном итоге растения вырождаются.

Если это верно, нам придется разработать типы, подходящие для различных местностей.

Затем господин Мичурин скрещивал американскую ежевику с дикорастущими русскими формами и получил несколько прекрасных форм.

И то же самое с американским виноградом и Кавказским виноградом, и он заявил, что у него есть гибрид Vitis vinifera Dondrelabi и Vitis viparia, который обладает зимостойкостью и выносливостью последнего и имеет очень крупные плоды.

Состояние, в котором находился его сад, показывало наблюдателю, что было проделано больше работы, чем можно было бы с пользой использовать, и в случае какого-нибудь внезапного несчастья с мистером Мичуриным большая часть материала исчезла бы так, что люди не знали бы, что в действительности представлял собой этот материал.

Мистер Мичурин пригласил меня вернуться летом, так как у него было еще несколько интересных вещей, которые были скрыты сейчас, и я думаю, что эта дополнительная поездка к нему будет для меня очень ценна.

Ну а о работе, проделанной в Ростове и Харькове, я напишу вам позже.

Сегодня вечером я надеюсь уехать в Суходолье, а после этого в программе будут Москва и Владимир.

Мое здоровье не слишком хорошо, и когда я буду в Петербурге, я увижусь с каким-нибудь хорошим врачом.

С наилучшими пожеланиями, а также всем присутствующим в офисе, я остаюсь, Мистер Фэрчайлд, с уважением Фрэнк Н.Мейер.

Кстати это посещение Мейером Мичурина абсолютно точно описано А.Н. Бахаревым в вышеупомянутой биографической статье к четырехтомнику сочинений И.В. Мичурина, том 1 издания 1939 года. При этом Бахарев использует другой источник, а именно – отчет Ф. Мейера о посещении Мичурина, помещенный отделом импорта семян и растений департамента земледелия США в "бюллетене импортных растений" № 73 за февраль 1912 г. под заголовком "Новые иммигранты из растительного мира".

В письме из С-Петербурга, 28 февраля 1912 г. Мейер пишет: "Я также получил от вас две открытки, обе датированные 30 января 1912 года, извещающие о получении посылок", и спрашивает у Фэрчайлда: "Интересно, эти черенки и привои с растений господина Мичурина дошли в хорошем состоянии?"

После Козлова – Москва, Санкт-Петербург и Западная Европа. Вернулся в Соединенные Штаты в апреле 1912 года.

Теперь вернемся к 1896 году. Изучая письма Мейера можно понять, когда и от кого он впервые узнал о Мичурине. Ответ на этот вопрос мы находим в письме Мейера Д. Фэрчайлду из Ростова на Дону, 6 декабря 1911 г.

"...В понедельник, 13 ноября, я выехал из Самары поездом, так как плавание по Волге стало слишком нерегулярным, и через четыре часа мы прибыли в Сызрань, где я ожидал найти господина А. Д. Воейкова, который проводит опыты с выносливыми деревьями и плодами, и о котором вы прислали мне письмо от 17 января 1910 года... Господин А. Д. Войков - мужчина лет 35, крепкого телосложения и с несколько грубоватыми манерами, как и многие русские.

Он из большой семьи, у которой много земли, но, по-видимому, мало денег, и по этой причине он управляет коммерческим питомником; чтобы объяснить это, он говорит: "Да, дендрология - мое хобби, но - питомник - это мой бизнес".

Он также ведет скромную школу садоводства примерно на 20 загородных землях и за это дело получает правительственную субсидию.

Мне также показали гибрид обыкновенного персика и Степного миндаля Amygdalus nana, сделанный неким господином Мичуриным, владельцем питомника из г. Козлова Тамбовской губернии, который хочет сделать сорт персиков пригодной для жизни в неблагоприятном климате большей части России. Растения были привиты на корни Prunus spinosa, и они были удивительно похожи на молодые экземпляры Amygdalus daviliana. Несколько веточек гербарного материала, которые г-н Воейков показал мне впоследствии, показывали, однако, разницу между ними, поскольку цветы и маленькие листья развивались одновременно, в то время как Amygdalus daviliana развивает листья после того, как цветы прошли. Однако мы должны немного подождать, прежде чем принять это творение как подлинный гибрид, ибо г-н Мичурин, как говорят, работает небрежно, а-ля Бербанк".

Согласно этому письму Ф.Мейер впервые узнал о Мичурине от Александра Дмитриевича Воейкова в декабре 1911 года, а, следовательно, в 1896 году никак не мог посетить И.В. Мичурина в Козлове.

В 1913 году Фрэнк Мейер отправляется в свою третью экспедицию через Россию в Китай. Во время этой экспедиции он посещает Мичурина во второй раз.

Об этом он пишет Д. Фэрчайлду из Томска 31 Января 1913 г.

Дорогой Мистер Фэрчайлд. Как вы видите, наконец-то я продвигаюсь в Китай, и когда все пойдет хорошо, я надеюсь быть в Пекине где-нибудь в феврале.

Я дам вам отчет о том, как я провел эти последние дни.

В воскресенье, 19 января, в 10 часов вечера мы выехали из Петербурга в Козлов, направляясь в Козлов через Москву, и прибыли туда во вторник утром в 7 часов утра. Моя цель состояла в том, чтобы заключить с господином Мичуриным какое-нибудь соглашение, по которому мы могли бы получить различные новинки и гибриды, созданные им в последние годы. Но, мистер Мичурин - довольно своеобразный человек, как я писал вам больше года назад, и я обнаружил, что он не сильно изменился.

Он спросил меня, почему я не навестил его в сентябре, как он ожидал, и я мог бы взять с собой разные вещи. Я сказал ему, что, к моему сожалению, это было невозможно, но мы все равно хотели бы договориться с ним, чтобы получить некоторые из его растений.

Ну, да, сказал он, все это очень хорошо, но я не деловой человек, и я сам их привожу и упаковываю, а потом он сказал, что в последнее время русское правительство было более добрым к нему, и он был награжден орденом, и ему предложили поступить на государственную службу, так что он предпочел бы сначала распространить свои растения в России.

Мы много говорили, и я сказал ему, что садоводство действительно интернационально и что нам нужна только часть его растений и т. д., и т. д., Наконец он повернулся ко мне и сказал, что если он отдаст все свои растения, мир будет намного богаче, но сам он ничего не получит за свои труды.. На это замечание я ответил, что мы готовы заплатить определенную цену за все, что он может нам предложить, но что нам, конечно, придется вступить в переговоры о таких вещах.

И теперь, чтобы сократить эту историю: г-н Мичурин готов составить список различных растений, которые он имеет, и какие растения более выносливы, чем обычные типы, и какие растения он готов посадить нам после того, как мы придем к взаимопониманию с ним. Для начала он хочет получить от вас письмо с просьбой составить такой список, а затем он вступит в контакт с нашей конторой и, когда можно будет договориться о сроках, пришлет нам материал следующей осенью. Он хочет, чтобы вся переписка была на русском языке. Если никто в нашем департаменте не сможет перевести ему ваши письма на русский язык, это может сделать какое-нибудь бюро переводов в Нью-Йорке или, возможно, люди Берлица в Вашингтоне.

Очень жаль, что я не смог приехать в Россию до наступления зимы, я уверен, что мы могли бы получить растения господина Мичурина гораздо легче, чем сейчас. Сейчас он не предлагал ни саженцев, ни черенков, а даже если бы и предложил, мы бы их не получили, потому что его экспериментальный сад был покрыт снегом глубиной 3-4 фута, потому что этой зимой по всей Центральной и Южной России выпал очень сильный снег, к радости фермеров.

Господин Мичурин сказал мне, что сейчас он работает с Achnidia Kolomicta, которая, по его словам, имеет большие перспективы в качестве садового фрукта для северных регионов. Растения заметно различаются по продуктивным качествам, а плоды также отличаются большими размерами и вкусом. Он говорит, что у него есть несколько растений, на которых можно найти как мужские, так и женские цветы. Он также получил плодоносящие растения гибридов между канадскими культивируемыми формами Vitis riparia с диким Амурским виноградом Vitis amurensis. Эти гибриды не нуждаются в укрытии и приносят виноград хорошего качества, который созревает даже в короткие летние месяцы.

Затем он получил гибриды между Rubus Xanthocarpus и Rubus idaeus, в то время как листья относятся к типу Xanthocarpus. Второе поколение может принести еще более поразительные результаты.

Его персиковые гибриды Amygdalus nana, A. Davidiana и A. Persica, из которых у него было только 6 растений, оказались слишком слабыми и погибли от формы корневой гнили, но он собирается попытаться сделать гибриды между персиками и всеми видами Amygdalus, которые выносливы в Козлове. Он только недавно получил косточки Amygdalus peduculata из Монголии и Amygdalus nana var sibirica из Акмолинска, Западная Сибирь. Эта попытка создать совершенно выносливый персик, по моему мнению, является одним из самых достойных объектов, которым селекционер может уделить свое время, и я уверен, что в наши дни у нас будут выносливые кустовые персики и выносливый кустовой миндаль, пригодные для произрастания везде, где растут кустовые вишни (prunus tomentosa). Ну, это все, что я могу сказать о мистере Мичурине, и мне лучше закончить это письмо.

С наилучшими пожеланиями, а также ко всем в офисе, я ваш очень искренне. (c) Фрэнк Н. Мейер

Об этой встрече с Мейером И.В. Мичурин рассказывает в письме от 5 февраля 1913 г. Вице-президенту Общества садоводства, редактору журнала "Вестник садоводства, плодоводства и огородничества" А.А. Ячевскому: "...Чаще всех, почти ежегодно, в мой питомник приезжает мистер Мейер – ботаник министерства сельского хозяйства Соединенных Штатов Америки. В последнее свое посещение (8 января текущего 1913 г.) вместе с одним из английских ботаников им сделано мне предложение от имени американского министерства о высылке в Америку всех выведенных мною новых сортов плодовых растений, с описанием процессов выводки каждого из них. Но мы на этот раз, еще не сошлись в условиях, о которых в настоящее время идет переписка. Дело в том, что я не нахожу для себя удобным, хотя бы даже и по значительно повышенным ценам, ежегодно отправлять в Америку все новые растения самому и при том расценивать каждое растение отдельно. Поэтому я, с своей стороны, предложил им назначить постоянную ежегодную плату вообще за мой труд по выводке нужных им выносливых новых сортов плодовых растений и описание их происхождения, независимо от большего или меньшего количества новых сортов, растения которых пусть их агент приезжает каждый год и берет лично для отправки в Америку. Эти условия им показались трудно приемлемыми – говорят, что у них еще не было такого примера...Кроме этого, я предложил еще присылать для корректуры печатающиеся у них от Ботанического Отделения при Министерстве Сельского хозяйства бюллетени с заметками о моих сортах растений, во избежание встречающихся неприятных ошибок, вроде того, как в последнем бюллетене конца прошлого года было напечатано вместо Пирус Недзвецкиана – Пирус Медвецкий и т.п...". [И.В. Мичурин Сочинения. Том 4. Государственное издательство Колхозной и совхозной литературы. Москва, Ленинград. ОГИЗ Сельхозгиз, 1941, Стр.228-229].

Результатом этих двух личных встреч Мейера и Мичурина стало следующее письмо заведующего отделом интродукции департамента земледелия США Д. Ферчайльда письмо следующего содержания:

"Наш исследователь Франк Н. Мейер после разговоров с Вами в январе написал нам, что Вы согласны прислать нам список Ваших новых и замечательных гибридов; также список дикорастущих видов, собранных Вами и, по Вашему мнению, более способных устоять климатическим крайностям, чем обыкновенные русские разновидности этих фруктовых деревьев. Эти гибриды и новые виды могли оказаться полезными в наших опытах, которые мы теперь производим с деревьями и кустарниками в наших северо-западных степях. Не будете ли Вы добры приготовить этот список в такой форме, чтобы мы могли получить представление о том, какое количество каждого вида Вы могли бы нам доставить и какое вознаграждение Вы желали бы получить. Если Вы согласны продать весь имеющийся у Вас материал, то не будете ли Вы добры назначить цену за каждый вид отдельно. Если Вы желаете продать всю коллекцию, будьте добры назначить цену за всю коллекцию, и мы решим: можем ли купить ее за назначенную Вами цену или нет.

... Я уверен, что мы можем придти к соглашению, которое будет взаимно выгодно для России и для Соединенных штатов и для Вас лично. Если Вы пожелаете какие-либо североамериканские растения для проведения опытов с ними, мы будем крайне рады достать и послать Вам их совершенно бесплатно, — если в малом количестве.

В ожидании ответа от Вас, я остаюсь с почтением Дэвид Ферчайльд". [А. Н. Бaxapeв "Иван Владимирович Мичурин. Биографический очерк". И. В. Мичурин. Сочинения, Том 1. ОГИЗ, Cельхозгиз, 1939 г. Стр. 32-35].

В письме из Пекина, 24 сентября 1913 г. Мейер пишет Д. Фэрчайлду: "Мне жаль, что в этом году никто не может поехать к господину Мичурину (Письмо от 28 июня 1913 года); может быть, в другой раз мы сможем послать кого-нибудь или организовать какого-нибудь дружественного агента в России. Г-н Воейков из Ново-Спасска и г-н Мичурин не в лучших отношениях, иначе мы могли бы попросить его отправить некоторые материалы г-на Мичурина. (Кстати Мистер Воейков прислал еще семян Medicago falcate, за которые у него все еще есть часть наших денег, прочтите мое письмо мистеру Дорсетту об этом)".

В декабре 1913 года Мейер и его группа уехали из Пекина в провинцию Шэньси, а затем в провинции Шаньси и Хэнань, собирая при этом многочисленные образцы, побеги и семена. Он намеревался исследовать Ганьсу, но потеря переводчика и присутствие бандитов ограничили его деятельность. Экспедиция вернулась в Пекин, но вскоре снова отправилась в Ганьсу и приграничные районы Тибета. В ноябре 1914 года он отправился на север, в Ланьчжоу, чтобы собрать больше образцов, и, наконец, начал обратную поездку в Пекин в начале 1915 года.

Четвертая и последняя экспедиция Мейера отправилась в Китай в середине 1916 г., и ей было поручено собрать дикие груши (Pyrus ussuriensis и P. calleryana), поскольку они оказались единственными разновидностями, способными противостоять бактериальному ожогу (Bacillus amylovrus ). Мейер и его переводчик и гид Чоу-хай Тинг совершили путешествие вверх по реке Янцзы в поисках груши Каллери (P. calleryana), а затем отправились в Цзинмэнь, где собрали 5 000 фунтов груш. Мейер вернулся в Ичан и оказался там в ловушке из-за гражданских беспорядков и был вынужден провести зиму 1917 года. В мае 1918 года ему и его гиду удалось вернуться в Цзинмэнь, собрать свои вещи и поймать корабль, плывущий по реке Янцзы. В июне 1918 года он отправился в Шанхай через реку Янцзы на японском речном судне Feng Yang Maru. Последний раз его видели выходящим из своей каюты 1 июня в 23:20. 5 июня его тело было обнаружено китайским моряком за 50 км до города Уху. Он был похоронен в Шанхае 12 июня, а его семья в Нидерландах была уведомлена о его смерти 18 июня.

 

Олег Сазонов, Светлана Сазонова,

Мичуринский краеведческий музей

Текущие мероприятия

  • Выставка детских художественных работ "В гостях у Мичурина"

    (31.10.2020 12:00)
  • Выставка "Мичурин в фокусе". Великий селекционер на фотоснимках

    (21.10.2020 12:00)
  • Выставка, посвященная научным достижениям Ивана Мичурина и его последователей

    (14.10.2020 09:00)
  • Выставка работ мичуринских художников. Живопись, графика

    (18.09.2020 12:00)

Архив статей

Ноябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Контактные данные

  •     393760, Тамбовская область, г. Мичуринск, ул. Советская, д. 297Г

  •     8 (47545) 5-21-70

  •    mich.kraeved.museum@mail.ru

Вышестоящая организация

Управление по развитию культуры и спорта администрации города Мичуринска

  •     8 (47545) 5-30-89

  •    cult6827@mail.ru

  •    http://michcult.ru

© Мичуринский Краеведческий Музей. Все права защищены.

Search